Юбилей
Три возраста Руфины Раховой

Вчера ей исполнилось 90. Почетный гражданин города, заслуженная учительница, почти полвека отдавшая образованию, Руфина Павловна Рахова и сегодня в курсе всех современных проблем страны, края, города.

Мамадыш

Рахова Руфина Павловна. 1956 годЖизнь скоротечна. Это понимаешь, склоняясь над семейными альбомами. Вот родительский дом в небольшом городке Мамадыше, что в 180 км от Казани. Просторный пятистенник с шатровыми воротами. Отец - работник земельного отдела. Мать - домохозяйка, закончившая Казанскую учительскую гимназию. После революции работа предоставлялась только одному из членов семьи, поэтому работал отец. А мама воспитывала трех дочек. Хорошенькие девочки с умными глазами. Руфина - старшая, мамина помощница.

Голод вокруг страшный. Спасла положение Америка: открыты бесплатные столовые для голодающих. Раз в день Мария Александровна собирает своих девочек и ведет на обед. В меню всегда одно и то же - фасоль. Но дети и этому рады.

В 30-е годы правительство обратило внимание на народное образование, было семилетнее обучение, в 13-14 лет посылали учиться в техникумы. Руфина попала в Казанский землеустроительный. Обучение и питание было бесплатным. Жили скученно, питались скудно, но можно было учиться и мечтать о будущем. А в 17 ее уже направили работать в колхозы Мамадышского района. Через два года включили в бригаду по выдаче колхозам государственных актов на вечное пользование землей. Она делала карьеру. Работала уже в министерстве земледелия, где и встретилась с Федором. Красавец и умница, толковый руководитель…

И сегодня, спустя десятилетия, она не хочет говорить об этой боли. В 37-м у молодых родился сын, но отец мальчишку уже не увидел. Репрессия и расстрел. Враг народа. Руфина возвращается к родителям, но и там неспокойно. Отца тоже арестовывают. По счастью, через несколько месяцев Павла Федоровича Мазилова реабилитируют и отпускают домой. С ребенком на руках работать землеустроителем невозможно, и она поступает в Казанский педагогический институт, который в годы войны был эвакуирован в Елабугу.

Война потребовала особых сил. Руфина работает на колхозных полях, изучает комбайн, но и новая ее специальность необходима. В село Омары ее направляют учителем истории, потом, очень быстро, она становится завучем и директором. Все тяжелейшие работы ложатся на женщин и подростков. Основная тягловая сила - коровы. В селе карточная система. Работающему выдают 300 граммов хлеба в день. Хлеб с лебедой и примесями коры. Картошку сажали глазками. А зерно для сева выдавали в районном центре. От элеватора до Омаров 18 км, доставку зерна доверяют учителям. И значит, нужно нести мешки с 8 кг зерна по талой мартовской воде, где по колено, а где и по пояс. У Руфины Павловны с той поры всю жизнь болит нога. Сегодня она и выйти из дома самостоятельно не может…

Но и войне пришел конец. С фронта стали возвращаться мужчины. Александр Рахов был самым завидным женихом, пришел на своих ногах, с обеими руками, умный, не женатый.

Все учительницы в районе с ума сходили, а он выбрал вдову с ребенком, да еще и старше себя на два года.

Владивосток

Вчерашний командир артиллеристской батареи получил направление на Дальний Восток. А 5 января 1950 года к нему приехала жена. Дома ее отговаривала мама, куда ты едешь, там японцы, китайцы. Зачем тебе это надо? Отец же говорил, поезжай. Владивосток - город новый, современный, там небоскребы.

Поезд подъезжал к Владивостоку, она достала белые фетровые бурочки - самую модную обувь той поры, скинула шубейку, достала пальто, белый пуховый платочек. Вышла из вагона нарядная. На перроне никого. Стоит один мужик, шинель до полу, шапка завязана под подбородком, и рыжая бороденка торчит. Ветер, холодно. Какой платочек, какие бурочки! Да еще и супруга не видно. А оказалось, что тот продрогший в шинели и есть ее Саша.

- Где же Владивосток, ни одного высотного дома не вижу, - оглядывалась Руфина.

- Так это же и есть центр города, - отвечал ей Саша.

Из Казани во Владивосток офицеры приехали с женами и детьми, а квартир нет. Рахов нашел комнатушку в домике на Первой Речке, и ему все завидовали. Увидела Руфина новое жилье - и в слезы. Комнатушечка маленькая, окно упирается в землю. Кровать, стол. Больше ничего нет. Хозяйка тоже какая-то странная. А с мужем они условились, что работать Руфина Павловна больше не будет, хотелось пожить друг для друга. Столько горя и смертей успели повидать эти совсем еще молодые люди… Послевоенное счастье мирной жизни - это особая статья.

Но деятельной и боевой жене вовсе не хотелось сидеть в комнатушке и смотреть на комья грязи за окном. Всю жизнь она работала, и вдруг ничего не делает. Тяжко. Да и с квартирой надо что-то решать.

Пошла в городской отдел народного образования. И оказалось, что на директоров дефицит. Ей сразу предложили три школы на выбор: на Чуркине, 28-ю и 13-ю. Съездила на Чуркин, посмотрела, не понравилось. Сходила в 28-ю, тоже не понравилось. В 13-ю пришла: во дворе какие-то постройки барачного типа, школа вся облупленная, обшарпанная. Зашла внутрь, и чуть не упала. Паркет был залит отработанным маслом. Ребятишки по коридорам катаются, стены захватаны. Грязь невообразимая. Поднялась на второй этаж, посмотрела в окно и ахнула. Перед глазами Амурский залив. Морской простор. Такая красота. И сразу решила: "Это моя школа".

Поинтересовалась, как здесь с жильем. Оказывается, при школе была директорская квартира, только сейчас она для жилья не пригодна. Там течет канализация, помещение заброшенное.

Ну, думает, раз квартира есть, то привести ее в порядок можно. Мужу ничего не рассказывала, а накануне воскресенья попросила, чтоб взял машину.

- Будем переезжать, квартиру нашла.

Багаж у военных не велик: чемоданы да ящики. Подъехали к зданию, и он сразу обо всем догадался.

- Что это за учреждение. Что-то больно на школу смахивает. Ты что, опять влезла в этот хомут. Мы же с тобой договаривались…

Бывший госпиталь

Приняла женскую школу. Поначалу было очень трудно. Коллектив сложившийся. Учителя все с опытом. Всем за 40, за 50. А ей всего 33 года. Самая молодая. Ходила тогда с двумя большими косами. Потом завуч говорит: "Руфина Павловна, вам нужно прическу менять. Директор школы с косами - это не солидно".

Вначале она не высовывалась со своим мнением, просто смотрела, знакомилась. Большинство учителей из этой школы вели занятия в вузах, принимали вступительные и выпускные экзамены. Авторитетные такие. Но успеваемость у школьников была невысокой. Чуть больше 60 процентов.

А тут еще случился конфликт у преподавателя математики с учениками. Спрашивает, в чем дело. Оказывается, учительница обзывает девчонок, подойдет, постучит по лбу, а потом по парте. Вот они и объявили забастовку. Математик приходит в класс, ученицы уходят.

- Один урок сорван, второй, третий. Я должна как-то реагировать. Пишу приказ-предупреждение. Говорю, что если три приказа будет, я вас уволю. Она не верит. Коллектив разделился пополам, кто за нее, кто против. Но крайоно меня поддержало. Ее уволили, конечно, по собственному желанию. И все встало на свои места. А она пошла в университет, потому что прекрасно знала предмет. И не сердилась на директора. На носу были экзамены. Ученики должны освоить программу.

Устройство школы тогда было отличным от теперешнего. По мнению Раховой, более правильном. Завучей два: по начальным классам и по старшим. Она и сегодня уверена, что основа обучения в школе - начальные классы. Вот если тебя в начале выучат правильно читать и считать, то ты пойдешь все классы хорошо. Основы знаний закладываются там. И завуч по начальным классам должен быть высоким специалистом. Он сам прошел все классы, с первого по четвертый, он знает программу, методику преподавания. Контролируя начальные классы, он оказывает огромную помощь учителям.

В ее школе завуч в начальных классах был. Там и методическое объединение работало, у каждого педагога были свои методики, опыт обобщался, распространялся. Туда не надо соваться, считала Руфина Павловна, они свое дело знают. Каллиграфия, счет, чтение - главные знания и умения у человека.

Пятые классы вела одна учительница. В шестом она отдавала ребят другому педагогу. И так по очереди. У каждого из них была выработана методика работы по программам с определенным классом. А потом все это изменилось. Учитель берет пятый класс и доходит с ним до 11-го. Когда-то он освоит все программы в совершенстве, - сокрушается Руфина Павловна.

13-я школа - это бывший госпиталь. Там не классы, а палаты. В 50-х годах на первом этаже была еще начальная 35-я школа. Помещений не хватало. Занимались в три смены. С 9 вечера занималась вечерняя офицерская смена. Это был какой-то ад.

У бывшего госпиталя на крыше были солярии. Открытые площадки по 68 квадратных метров. Руфина Павловна решила и их приспособить к делу. Военные шефы помогли сделать над соляриями крышу. Появились еще два просторных класса. Стало легче. Но уроки физкультуры проводились в коридорах. Не поймешь, то ли балуются дети, то ли занимаются. Да и какие могут быть уроки в классах, когда в коридорах все бегают, кричат.

Спортзала нет, места для него нет. И нужно было что-то придумать. Она решила соединить два крыла школы, выстроенной буквой "П", и сделать спортзал. Денег на стройку не давали, шефы тоже не очень могли помочь. И тогда учительницы вместе с девчонками выкопали углубление во дворе. Зал получился 75 метров в длину и 12 в ширину. Девчонки фартучками выносили землю. И одолели огромную работу. А для опытов сделали географическую площадку уже на крыше спортзала. Одно окно превратили в дверь и выходили на крышу. Стало легче. Спортзал из коридора убрали. Солярии стали классами.

И тут у директора - новая идея, покрасить панели в голубой цвет. Как только ее не проклинали. Упрекали в потраченных зря деньгах. Это ж надо придумать, голубые панели! Сделали. Взялись за пол. Машин, чтобы чистить паркет тогда не было. Договорились чистить стеклышками. Каждому классу выделили метры, девчонки на коленочках, ползая, вычистили три этажа паркета. Он был дубовый, старинный, и засверкал, как новый. Окна тоже красили сами. Получилась очень красивая школа.

Девчонки всегда шли с охотой на такие дела, не было случая, чтобы отказали директору в просьбе. Те, первые девчонки и сегодня вокруг нее. Они давно пенсионерки, бабушки, седые головушки. Но среди суматохи дел непременно находят время позвонить, зайти, проведать, обсудить проблемы.

А в 56-м году вышло постановление и школу соединили с мужской 34-й. Начальную 35-ю перевели в другую школу. Когда парни появились, Рахова вздохнула. Школа на ветру, крыша худая, листы заворачивало. А кому чинить, персонал-то все женский. Мальчишки веревками, камнями выравнивали листы. Готовы были помогать по первому слову.

Школа выросла. Из отстающей и обшарпанной она превратилась в образцово-показательную. Краевые семинары проводились здесь и для учителей, и для директоров. Все уроки сделали открытыми. Педагог, приехавший из района, мог придти на урок к любому учителю. Была такая атмосфера, что каждый старался показать свои наработки, посмотреть, как у другого.

Завучи, учителя, предметники - все были в школе дорогими гостями. 13-я оказалась на виду. Производственное обучение они осваивали первыми. Чтобы ученик, окончив школу, имел в руках специальность. Из 13-й выходили слесари, столяры, швеи, проходили практику на заводах, девчонки ездили по краю, принимали заказы на пошив. Потом это веяние в образовании закончилось. Школу перевели на английский язык. Стали предметы на английском языке преподавать. Перед директором задача - расселить педагогов, выписанных из Москвы. А еще сохранить качество образования, которым школа уже могла гордиться.

Стали преподавать математику, литературу, географию и другие предметы на английском. Но как можно русскую литературу учить на английском языке? Ученикам это было не по силам. Сидят на уроках, как бараны, и ничего не понимают. Ни английского нет, ни основного предмета. Пришлось убеждать начальство, чтобы предметы велись на родном языке, а английский изучался углубленно. И эти предметники, что приехали во Владивосток из Москвы, стали вести просто уроки русского и английского языков.

Любую новинку подхватывала 13-я. Школьные столовые появились сначала тоже в ней.

13-е для нее число счастливое. Сегодня она живет в квартире № 13 неподалеку от своей любимой школы.

Счастливое число

Переезд в дом на Тигровой - особая история. 10 лет прожили они с мужем в школьной квартире. Ночами ходили в кочегарку, потому что зачастую истопники, напившись, забывали о своих обязанностях. И тогда, к утру, батареи могли перемерзнуть… А потом над головой провалился потолок Оказывается, перекрытия в здании были деревянные. И они все сгнили. Школу поставили на капитальный ремонт. Учеников перевели в новое здание. На Посьетской тогда заканчивалось строительство Примпроекта. Рахова пошла к председателю крайисполкома и предложила переселить школу на время ремонта именно туда. Примкрайпроекта посидел по милости директора школы еще одну зиму в старом здании. Но ведь там пол не проваливался…

И осталась она в пустой школе без отопления одна. Муж уехал в командировку на Запад. Инструктор крайкома, возвращавшийся как-то поздно домой, заметил свет в разбитых окнах школы. Зашел посмотреть. Увидел Рахову и ахнул:

- Разве здесь можно жить?

И тогда ей пообещали квартиру в строящемся доме на Колхозной. Вечерами они с мужем ходили смотреть на стройку, мечтали на каком же этаже будут жить. А потом оказалось, что все квартиры там уже заняты, и им места не нашлось.

Прошли месяцы, и вот звонок от председателя крайисполкома:. "Кработрест сдает дом недалеко от школы. Тебе там выделяется квартира, но учти, если ты сегодня ее не займешь, уведут. Они уже пишут гарантийное письмо".

Вечер, дождик. Муж в очередной командировке. Позвонила одному мальчишке из 10 класса, другому, через полчаса весь класс был в сборе. Объяснила обстановку.

- Вещей у меня не много, машины нет, может, перетащим?

- Конечно, Руфина Павловна.

- Только не берите пустые бутылки из-под масла и тяжелые гири мужа.

Кто зеркало прихватил, кто стул, кто книжку - понесли. А утром просыпается в новой квартире и видит перед собой стул, на нем гири, и все пустые бутылки стоят в углу.

Подошел пенсионный возраст. Снова договорились с мужем жить для себя, посвятить остаток дней друг другу. Купили дачу на 28-м километре, машину. Что еще нужно человеку для счастья?

Но тут ее вызвали в крайоно, попросили помочь. Дело в том, что министерство решило проводить среди учителей аттестацию. Что это такое, никто не знает. Пришла инструкция, но в ней пока никто не может разобраться. Нужен человек, который досконально знает работу школы от 1-го до 11 класса, чтобы разработать свою, местную, инструкцию. И эта разработка вылилась в 13 лет работы в крайоно. Нет, с инструкцией она разобралась быстро. Но попросили провести первые аттестации. И работа показалась ей очень интересной. Живая, с людьми. В ее сфере была уже не только школа, но и весь край. Изучала опыт районных школ, привозила все новаторское во Владивосток. В 70 лет решила уйти, стало неудобно ездить в командировки в таком почтенном возрасте. Хотя силы еще и оставались, сама попросилась на покой. Купили ей стиральную машину и проводили на пенсию во второй раз.

Третий возраст

Рахова Руфина Павловна. 2006 годВ 60-м она стала почетным гражданином. Услышала новость по радио. А как это получилось, не знает до сих пор.

Она в то время много работала, а еще и общественную нагрузку несла. Ее трижды выбирали депутатом краевого Совета, 18 лет была членом пленума Фрунзенского райкома партии. Всегда на виду, всегда среди людей.

С Александром Ивановичем они прожили 47 лет. И это было 47 лет счастья. Ни разу не поругались, не оскорбили друг друга. Только Руфонька, Руфонька, слышала она от от любимого мужа.

Сын Юра закончил военно-морское училище, был моряком, вырос до капитана-директора плавбазы. Она надеялась, что сын когда-нибудь похоронит ее. А вышло наоборот. Два года назад Юры не стало. Единственная внучка живет на Кавказе, служит по контракту в Чечне. Во Владивосток возвращаться не хочет.

Но ученицы первого ее выпуска дружны с ней по сей день. Они ее радушно встретили в 50-м, всегда было понимание. Они и сейчас приходят, звонят. Весь тот класс полностью поступил в университеты. Разъехались и в Москву, и в Ленинград, в самые престижные вузы.

Большинство выпускников ее школы всегда поступало в вузы. В институты шли целыми классами. Наверно, поэтому предполагает Руфина Павловна, ей и дали звание Заслуженного учителя.

Сегодняшнее репетиторство она считает нахальством и безобразием высшей степени. Учитель, если он получает зарплату, должен научить школьника всему. А он на уроке предмет не объясняет толком, а потом такие деньги загребает. Возмущают ее и подарки учителям н каждый праздник, на выпускной. В новых условиях я бы работать в школе не смогла, признается Руфина Павловна.

Недавно почетных граждан города собирал Владимир Николаев, каждому вручили по конверту с 10 тысячами рублей. А когда Руфина Павловна добралась домой, оказалось, что драгоценный конвертик где-то потерялся. Говорят, что почетным гражданам будут платить какие-то дополнительные деньги к пенсии. Хорошо бы дождаться. Ведь при сегодняшних ценах одинокой учительнице на жизнь едва хватает.

Перед юбилеем повезли ее "девчонки" в магазин "Игнат", купить наряд к дате. Руфина Павловна обомлела от ценников. 7 тысяч блузочка, 5 тысяч юбка. Немыслимо. А е й еще и за квартиру каждый месяц платить, и такси нанимать по любой надобности. О лекарствах можно даже не упоминать. И без того все ясно.

А тут еще ее девочки решили отметить юбилей с размахом.

- Было бы мне 50, я еще понимаю юбилей, желали бы мне здоровья, успехов. А что можно в 90 лет пожелать, когда все сыпется и ты уже ничего не можешь сделать. Никому не можешь помочь.

Хлопотать за других, разбираться с жалобами, учить ребят - вот жизнь, которую Руфина Павловна считает настоящей.


Лариса ТИМОХИНА
31 августа 2006 года
«Утро России»
Фото автора и из семейного альбома.